Большой Космос

Глава 1 Первая находка

Глава 1 Первая находка

Наконец-то это муторное время, когда экипаж, оторванный от Земли, отирался на ее орбите благополучно закончилось.

Ей богу, Стефан до сих пор не мог поверить, что у них все-таки получилось!

Сначала они висели в тесном челноке, который в свою очередь висел на орбите, в окружении черной пустоты, наполненной светом далеких-далеких, возможно уже давно исчезнувших звезд. И они, висящие в невесомости земные люди, наполняли пустоту за бортом, создавая буквально из ничего что-то, похожее на остров в безбрежном космическом океане.

То, что они делали, больше всего походило на старые рисованные мультфильмы, где то и дело что-то появлялось ниоткуда. Сначала они надули огромный воздушный шар, мгновенно затвердевший в холодном пространстве. Получился «остров». Потом прямо на этом шаре они собрали всякие механизмы и манипуляторы, распотрошив содержимое «рюкзака». Машины управлялись самыми простыми джойстиками, вроде обыкновенных детских машинок или летающих дронов, ну может чуточку посложнее. И вот, нажимая кнопки и крутя ручки, как в игре, экипаж сбирал настоящий Корабль. Со стороны это выглядело в точности как какая-то компьютерная игра: сначала в космосе висел кораблик, потом он отрастил себе круглую опору, потом на ней выросли всяческие механизмы, которые выстраивали огромный корабль.

Ну а совсем потом они переселились из челнока в большой корабль и принялись начинять его всем тем, что нужно для того, чтобы этот неповоротливое сооружение стало тем, чем должно было стать: трансгалактическим Кораблем с тяжелым вооружением.

И вот все строительные и прочие хлопоты завершены. Позади осталась голубая, нежно упакованная в воздушную оболочку Земля и вращающийся над ней остров с маленьким, надежно припаркованным к нему челноком. Теперь они покидают этот сектор галактики.

Сам полет больше всего напоминал работу портнихи, медленно заносящей руку с иголкой, медленно ею двигающей только для того, чтобы стремительно проткнуть ткань, захватив как можно больше пространства в каждый стежок. Они шли, разгоняясь все больше и больше, чтобы затем вдруг проткнуть пространство, как игла и выйти совершенно с другой стороны, внезапно и вдруг. Разгон - прыжок. Разгон - прыжок. Стефан никак не мог приспособиться к тому, что самые длинные участки пути они преодолевают, практически не тратя времени. За несколько дней они вышли за пределы солнечной системы и устремились вдаль. Туда, где Еан потерял свое тело.

По мере приближения к месту трагедии, Еан все больше нервничал.

Это нельзя было объяснить ни усталостью, ни нервными перегрузками. Что-то такое он чуял, что-то неудержимо влекло его, как чувствует северный полюс стрелка компаса: чем ближе, тем сильнее притяжение.

Возле звездной системы Шатон, как называли ее алеоты, Еан, как сеттер на охоте, сделал стойку: здесь.

Что нужно искать, никто толком не знал, но Корабль имел множество средств для поисков. Пан Войта включил все, что можно было включить и засадил всех, кто не успел увернуться, за приборы. В сущности, необходимости в дежурстве не было никакой, при обнаружении чего бы то ни было в этой звездной пустоте, сигнал должен был прозвучать немедленно. Но нервозность инопланетянина передалась экипажу и дух охоты захватил всех. Каждый хотел быть тем первым, кто найдет цель.

Теперь пробирались осторожно, без прыжков чтобы ничего не пропустить. Стефан аккуратно, едва заметными движениями направлял Корабль, повинуясь указаниям духа, живущего у него в голове.

Вдруг что-то изменилось. Один из приборов зафиксировал нечто, отличающееся от всего, что проносилось мимо корабля в пустоте: это космическое тело очень напоминало обыкновенный метеорит, каких миллиарды, если бы не одно «но». В толще вполне естественного небесного тела обнаружилась полость, имеющая уж слишком упорядоченные очертания, чтобы ее можно было счесть искусственной. К тому же содержимое полости, а может, пещеры, отражало любые лучи, не позволяя заглянуть внутрь. Даже ребенок бы догадался, что в столь защищенном месте наверняка есть что-то, что непременно нужно исследовать. Вероятно, именно это место приковало к себе внимание Еана.

Осталось немного: всего лишь нырнуть в очередную неизвестность.

Рисковать людьми, к счастью не приходилось – алеоты свое дело знали, роботов на корабле обитало достаточно.

Например, Анни-робы. Никто, кроме механиков не знал точно, сколько их бродит по кораблю. Их целью и функцией было поддержание порядка во всех помещениях, чем они и занимались, не покладая рук. Время от времени, правда, не обходилось без казусов: Анни замечательно справлялись с рутиной, но, встретив незнакомый предмет, места которому не могли определить, терялись. В этом случае робот вытаскивал таинственную вещь на середину помещения и жалобными сигналами звал на помощь. Особо ретивые члены экипажа даже устраивали время от времени развлечение, специально сооружая «Анни-тесты». Это могла быть конструкция из связанных между собой носков и других предметов одежды. Робот находил этот ворох мануфактуры где-нибудь в кают-кампании и выволакивал его на середину под дружный хохот развлекающихся. Шутка не надоедала, но, поскольку Анни учились и с каждым разом удивлялись все меньше, шутникам тоже приходилось совершенствоваться. В последний раз, если Стефан правильно помнил, кто-то соорудил для Анни бумажную искусственную розу, с трудом уместившуюся в контейнере для обедов. По уровню эстетики роза вполне тянула на произведение искусства, но Анни оценила только объем, вытащив контейнер на середину помещения и взгрустнув возле него.

В механическом отсеке царствовали Бобы. Это они, повинуясь команде, собирали или ремонтировали Анни, а при необходимости и самих себя. В их задачу входило поддержание жизнедеятельности всех систем корабля. Иногда в коридоре можно было встретиться с Боб-робом, груженым парой-другой запасных манипуляторов и контейнером с деталями, спешившим туда, где потребовался текущий ремонт.

Но для разведки в космосе не годились ни Анни, ни Бобы. Для полета в таинственную пещеру требовался кто-то еще.

Бригада программистов засела за компьютеры, а корабль тем временем аккуратно дрейфовал в космосе рядом с таинственным метеоритом. Еан очень старался не волноваться и не торопить команду, но Стефан понимал, каково его другу выдерживать ожидание.

Наконец, технический проект был готов и, подчиняясь программе, Бобы-робы постарались на славу. Вышедший из их манипуляторов персонаж вызвал у зрителей восхищенный свист. Этот робот, казалось, мог все. На нем органично соседствовали могучие турбины для полета, всевозможные манипуляторы, а также несметное количество всяческих приборов для анализа и записи всего, что может встретиться во время разведки. Могучая конструкция возвышалась над людьми, в ожидании команды поворачивая голову в разные стороны.

- Йонни-силач, - выдохнул Люка, вытащив из каких-то дебрей памяти сказочного персонажа.

Имя Йонни прилипло к гиганту немедленно и навсегда.

Теперь его требовалось обучить.

Они – роботы – и в самом деле обладали интеллектом. И чем больше задач возлагалось на обладателя интеллекта, тем большим уровнем знаний он должен был обладать. Вообще говоря, вся эта система представляла собой очень даже сложный механизм, чем-то напоминающий то ил муравейник, то ли улей. Мозгом и интеллектуальным центром являлся мощнейший процессор Futurum, надежно скрытый в недрах корабля. Именно он наделял каждого робота жизнью, что бы там ни казалось стороннему наблюдателю. Futurum определял объемы необходимых знаний для каждого из своих вассалов, будь то Бобы или Анни. К слову говоря, оказалось, что неспособность Анни разбираться с вещами вовсе не отсутствие мозгов, как могло бы показаться, а вполне осознанное поведение, созданное по желанию доктора Наташи.

Наташе хотелось, чтобы экипаж испытывал позитивные эмоции и Futurum, заметив, как люди радуются чужой глупости, не замедлил наделить уборщиц достаточным ее количеством.

С Йонни дело обстояло несколько сложнее: робот должен будет действовать самостоятельно, в одиночку. Для этого его предстояло обучить индивидуально. Учениками оба – Йонни и Futurum - оказались весьма способными. Команда программистов едва успевала отслеживать названия баз данных, которые впитывал в себя трудолюбивый гигант под руководством центрального процессора. Через несколько часов робот полностью был готов к работе. Осталось доставить гиганта в шлюз и отправить в путешествие.

Микаэль не смог отказать себе в удовольствии отдать Futurumu команду и понаблюдать за процессом. Всегда было чертовски интересно понаблюдать, как машина справится с поставленной задачей. Как переносили бы тяжелый предмет люди, вооруженные знаниями тысячелетий, Микаэль знал отлично. Но что придумает искусственный интеллект, не знал никто. Впрочем, это не долго было тайной. Бобы, прибывшие для выполнения задания, явились в фуражках. Во всяком случае плоские блины, прикрученные к головам, вызывали именно эту ассоциацию.

Йонни очень аккуратно улегся на спину и втянул в себя все, что только можно было втянуть. Бобы выстроились в две шеренги вдоль лежащего гиганта и очень бережно водрузили его аккурат на фуражки, оказавшиеся своего рода магнитами, прочно удерживающими тяжелое тело без всяких тросов и зажимов. Образовалась эдакая гусеница с множеством ножек. Один Боб возглавил колонну, контролируя путь и предупреждая высунувшихся из всех отсеков членов экипажа о возможной опасности. Гусеница с Йонни дружно двигалась следом, а замыкал шествие еще один Боб, готовый в случае необходимости оказать любую помощь. «Они нас уже во многом обогнали», - думал Микаэль, наблюдая за процессией. Скорость и неожиданность решения восхищали. Он не успел додумать свою мысль: из-за поворота показалась Анни и заспешила вслед уходящей колонне. На глазах оторопевших от неожиданности членов экипажа замыкающий Боб уронил несколько клочков бумаги и большой, неизвестно откуда взявшийся гаечный ключ. Анни устремилась к упавшим предметам, словно ценнее их ничего нет в целом белом свете. С бумажками она справилась немедленно, зато над гаечным ключом горестно замедитировала, вызвав гомерический хохот присутствующих. «Надо же, он и про хорошее настроение не забыл», - с уважением подумал Микаэль о Futurumе.

И устремился вслед, чтобы помочь гиганту выйти наружу. Совсем без помощи человека все-таки было не обойтись.

Стефан прилип к иллюминатору: выплывший из шлюза Йонни блестел в отраженном сиянии звезд всеми полированными поверхностями. Гигант позволил центробежным силам слегка отнести его от корпуса корабля. Похоже, он не спешил действовать, а предпочитал осмотреться: радары по бокам головы и туловища двигались, сканируя пространство. «Ну что же, разумно», - не удержался от похвалы капитан. Видимо решив, что знаний достаточно, Йонни сгруппировался и включил двигатели. Хорошо сбалансированная машина с удивительной скоростью покрыла расстояние от корабля до метеорита, и вот гигант уже встал на поверхность, надежно прилепившись к ней присосками подошв. Он двинулся было вперед, но по-видимому, этот способ передвижения оказался неудобен. Робот наклонился вперед и начал трансформацию: откуда-то выдвинулись гусеничные траки и вскоре по поверхности астероида ехал серебристый вездеход. Сигнал от Йонни поступал столь отчетливый, что наблюдателям казалось, это они сами движутся по поверхности небесного тела. Пока все, кроме небольшой с виду каверны и необъяснимого волнения Еана выглядело ничем не примечательным. Но Йонни продолжал движение и вскоре достиг трещины, оказавшейся входом в пещеру. Осмотрев окрестности, робот двинулся внутрь. И – пропал со всех радаров. Если бы не следы гусениц, можно было бы подумать, что все это им привиделось. Даже Futurum заволновался: инженеры отметили резкий взлет напряжения, видимо машина беспокоилась о своем питомце не меньше людей.

Однако, время шло, но ничего не менялось. Только через полтора часа, показавшиеся людям вечностью, ожили экраны. Сначала из пещеры показался свет прожектора, а за ним и сам Йонни, с виду целый, хоть и запылившийся. Futurum тоже успокоился, напряжение в сети упало, зато тихонько зажужжал процессор, записывая сигналы, передаваемые с астероида.

К сожалению, все, что видел робот, продолжало быть покрытым тайной, пещера была надежно экранирована. Оставалось ждать возвращения посланца.

Впрочем, он и не думал задерживаться. Приняв вертикальное положение, он убрал траки и, включив двигатели, немедленно взлетел. Несколько членов экипажа поспешили к шлюзу. Надо было проследить, чтобы Йонни как следует продезинфицировали: кто его знает, что там хранится в таинственной пещере.

Пока робота-гиганта чистили, Стефан прямо кожей чувствовал нетерпение Еана. Была какая-то несправедливость в том, что, почуяв приманку, он привел корабль, но до сих пор так и не узнал, в чем же заключается тайна пещеры.

Наконец, команда Акиры выпустила отдраенного до блеска Йонни и тот немедленно поспешил к ближайшему порту подключения к Futurum. В командный отсек, куда уже кроме Стефана, Влада и Микаэля набились все, кто только смог поместиться, зажегся большой экран. Точно такие же экраны зажглись в столовой, в комнате отдыха и даже в спортзале, но людям хотелось разделить эмоции с капитаном.

Пан Войта через оставшегося на Земле Бруно подключился к Амагеро. Дерк Смит непременно должен посмотреть на то, что удалось обнаружить. Именно для этого он с самого начала экспедиции распорядился установить непрерывный канал связи, где постоянно дежурил кто-то из курсантов. В конце концов, раз уж все они были в курсе дела, отчего бы не дать им поучаствовать в этом эпическом проекте до конца?

Компьютер предусмотрительно включил демонстрацию с момента приземления гиганта на астероид. Теперь люди видели все, что наблюдали мощные объективы разведчика. А наблюдали они пылевые облачка, поднятые ногами гиганта, шедшего по девственно нетронутой поверхности космического тела. Ноги, а затем и гусеницы оставляли следы. Иных следов на поверхности не было.

Во всяком случае до входа в пещеру.

Едва Йонни вступил под козырек, нависавший над входом, ситуация изменилась. Робот включил прожекторы и на земле немедленно обнаружились цепочки следов, как будто недавно здесь прошел бульдозер или танк. Следы шли из глубины и резко обрывались у входа, словно кто-то подмел начисто поверхность астероида.

Йонии, аккуратно ступая, пошел по следу.

Поначалу камеры просто фиксировали все, что попадало в их поле зрения по мере продвижения в глубь экранированной пещеры. Йонни досконально исследовал путь, прежде, чем сделать следующее движение. К счастью, недоступная для исследований снаружи, изнутри пещера просматривалась отлично. Поначалу, как и положено, робот сделал замеры: длина, ширина, высота потолка, температура, влажность, материал стен и пола, все, что можно было измерить и записать.

Создатели тайника использовали, по всей видимости, природную деформацию метеорита, лишь углубив ее и придав нужную форму. Антрацитно-черные стены, разбегались в стороны от узкого входа и почти терялись вдали, образуя гигантский купол, посередине которого стоял крошечный по сравнению с черным пространством предмет. Гигант-разведчик медленно подбирался к нему.

Предмет на экране приблизился, камера обошла его со всех сторон, однако, Йонни не торопился. Напротив, он принялся методично освещать все пространство, словно ожидал найти что-то на этих тусклых стенах. И ведь не ошибся! В какой-то момент на экране мелькнула вспышка, что-то вроде солнечного зайчика, который бывает, если направить луч на стекло или воду. Что бы это ни было, робот принял решение выяснить причину света. По мере приближения зеркальные панели, которые покрывали самую дальнюю стену пещеры, становились все больше. Теперь не оставалось сомнений, их покрывали рисунки, техника исполнения которых вызывала в памяти петроглифы (Петроглифы или наскальные изображения - высеченные изображения на каменной основе) древних веков. Вот только вместо человечков и бизонов здесь фигурировали непонятные существа. Камера методично фиксировала изображения.

Вскоре стало ясно, что героями этой живописи являются скорее механизмы, чем живые существа. И они что-то делают с предметом, очень похожим на тот, что стоит в пещере.

- Инструкция! - озвучил догадку Микаэль.

«Действительно, как я сам не догадался!», - Стефан не понял, кто из них с Еаном первый подумал эту мысль, перед ними находилась инструкция по использованию саркофага.

- Похоже на Странников, - высказал свою догадку Дерк.

- Кто это?

- По правде говоря, мы толком не знаем. Известно лишь, что это некая цивилизация, ведущая кочевой образ жизни. Во всяком случае они не живут и не жили ни на одной из известных нам планет. Но вот следы их пребывания время от времени встречаются в самых разных местах. Даже ваша цивилизация в какой-то степени результат работы Странников.

Дерк осекся, как будто сказал лишнее.

- Что вы имеете ввиду, Смит-сан? Мы потомки Странников? – Акира при всем уважении не мог сдержать вопроса.

- Нет, ни в коем случае. Просто на вашей планете они тоже побывали.

- А, вы про плато Наска (на плато Наска находятся одни из наиболее известных наскальных рисунков древности)? – это пан Войта не удержался, чтобы не блеснуть эрудицией.

- Не уверен, что это так называется.

Стефан кожей чуял, что собеседник жалеет о сказанном и решил не бередить тему. В конце концов, сейчас им надо разобраться находкой, а уж потом они выяснят все, что старик знает про древние цивилизации.

Пока они дискутировали, компьютер обработал изображения. Инструкции, если допустить, что догадка верна, обрели вполне четкие очертания.

Наконец, Йонни добрался до гигантского ящика. «Саркофаг», - прошептал кто-то. Действительно, слово удивительно подходило, предмет выглядел именно как саркофаг. Впечатление торжественности, впрочем, сильно портили следы гусеничного транспорта, изъездившего пещеру вдоль и поперек. Выглядело все так, словно водитель переставлял предметы с места на место, а потом вдруг увез все, кроме одного, не поместившегося в машине.

Куда девалось все остальное, включая транспорт, следы не рассказывали.

- А саркофаг-то надо забрать, - озвучил общую мысль пан Войта. – А то, глядишь, не успеем, так кто другой заберет.

Зал согласно загудел, а Стефан переглянулся с Владом. Собственно, обсуждать тут было нечего. Из двух пилотов один был капитаном, чья обязанность – оставаться на корабле. Лететь выпадало Владу.

Стефан согласно кивнул.

От остальных членов команды этот обмен взглядами, как всегда, не ускользнул. Приказ был ясен.

- Ну что, мы пошли шлюпку готовить. – Микаэль легко поднялся с места, увлекая за собой двух человек из команды. Внутренний монитор командного отсека показал, что около шлюпки уже собрались в ожидании команды свободные от работы Бобы.

Влад тоже встал:

- Не переживай, командир. Все будет нормально.

Все, кто мало-мальски был свободен от дел, толпились у экранов, наблюдая, как шлюпка, осторожно лавируя между выступов на поверхности, пробирается ко входу в пещеру. Едва она коснулась поверхности, откуда-то с боков выдвинулись гусеничные траки и шлюпкоход аккуратно заполз в пещеру, скрывшись со всех экранов. Народ замер.

Долго не происходило ничего.

Экранированные стены пещеры не пропускали никаких сигналов. Даже если бы Влад подал сигнал тревоги и попросил о помощи, они бы этого не узнали.

«Никогда. Никогда больше!» -  В голове Стефана это слово гремело как набат: «Ни за что на свете, никогда в жизни я не отправлю никого вот так, без страховки! Если с Владом что-то случится, я этого себе никогда не прощу! К черту эту экспедицию, к черту все, пусть только вылезет оттуда живой и здоровый! Нет, ну как же эти алеоты, или как их там, не подумали про страховку. И я тоже хорош, понадеялся на инопланетную технику. Да и Влад тоже, ишь – герой выискался»

Еан, конечно же слышал мысли друга, но предусмотрительно молчал, не желая подливать масла в огонь.

Ожидание длилось уже второй час, когда из пещеры показалась медленно выползающая корма шлюпкохода. Он осторожно пятился и вскоре стало понятно, почему: укрепленный тросами, за ним из пещеры выполз саркофаг, оказавшийся огромным, больше самой шлюпки, которая, втянув траки вновь приняла форму летательного корабля.

- «Вот, вытащил», - это, наконец, сквозь помехи пробился Влад. – «Как поднимать будем?»

После непродолжительных дебатов остановились на Йонни, которого наскоро снабдили дополнительным оборудованием.

Гигант легко прикрепил поклажу к шлюпке и, почти как человек, шлепком известил о конце работ.

Обратный путь занял не много времени и вскоре ящик оказался на борту.

Влада встречали, как героя.

Да он и был героем.

Несмотря на это, Наташа немедленно отправила его в карантин.

Саркофаг переместили в изолированный отсек, а шлюпку трудолюбивые Бобы на совесть продезинфицировали. Йонни тоже пришлось повторно пройти процедуру очистки, после чего он снова подключился к Futurum. Туда же Акира вывел сигналы с камер шлюпки. Все, кроме временно изолированного Влада, снова собрались в командной рубке.

Дерк появился на прямой связи немедленно.

Привычная вежливость и сердечность могли обмануть кого угодно, только не Стефана: уж он-то точно знал, что в это же время Учитель ведет безмолвный диалог с Еаном, не находящим себе места в предвкушении разгадки тайны саркофага.

Как оказалось, за то время, что они наблюдали за Владом, алеоты неплохо продвинулись в расшифровке петроглифов. Во всяком случае Дерк довольно уверенно заявил, что скорее всего интуитивная догадка землян верна и в саркофаге может находиться одно или несколько тел.

Шифровальщики выдавали несколько версий использования подобных предметов. Возможно, это модуль для космических путешествий, и тогда его обитатели будут живы. Но, возможно, это всего лишь усыпальница. Есть внутри кто-то живой или нет узнать можно только, открыв саркофаг.

Микаэль наскоро вооружил Бобов всевозможными приборами и датчиками, и отправил их заснять и измерить все, что только возможно.

Жители двух планет не отрываясь смотрели на экраны, где одно за другим сменялись изображения.

Внутри тщательно запечатанного ящика оказалось – во всяком случае приборы показывали именно это – два контейнера.

Содержимое по-прежнему оставалось тайной.

В конце концов, за неимением лучших идей, решили накачать шлюз воздухом и рискнуть.

Риск себя оправдал. То ли давление уравнялось, то ли замки на саркофаге реагировали на воздух, но они вдруг открылись, с легким чмоканьем освободив тяжелую плиту, закрывающую вход.

Акира осторожно подвинул ее, и плита послушно отъехала в сторону, отрывая глазам содержимое: два больших контейнера, закрепленные в направляющих.

Вдвоем с Михаэлем они потащили наружу нижний контейнер.

Едва на крышку упал свет, по ней прошла рябь и, как сквозь толщу воды, показалось содержимое:

- Алита! – Стефан выдохнул имя и почувствовал, как эхом отозвался молчавший доселе Еан.

Да, это была она – девушка его ночных снов, чей портрет стараниями Агнешки висел в его каюте.

И никакая преграда не скрывала ее невероятную красоту.

Жива ли она?

Это вопрос еще предстояло решить.

- Доктора Наташу прошу срочно подойти к саркофагу, - Стефан изо всех сил старался, чтобы голос не дрожал. Как же он хотел, чтобы Алита вернулась к жизни!

Тем временем мужчины взялись за верхний контейнер. Снятый с полозьев и установленный на полу, он, в отличие от первого, не замерцал на свету: крышка по-прежнему плотно закрывала содержимое.

«Ты можешь зайти туда и посмотреть?» - Безмолвный вопрос адресовался Еану.

Но, к сожалению, конструкция инопланетной техники предусматривала даже такую защиту. А может быть Еан просто боялся повредить тому, кто может скрываться под тяжелой крышкой. 

Наташа немедленно примчалась в шлюз и принялась командовать.

Каждый, от роботов до капитана, включая техников и механиков получил сначала перу нелестных эпитетов, а затем – список действий, которые от него ожидались. В результате очень скоро в шлюзе развернулся самый настоящий госпиталь, ничем не отличающийся от стандартного. Ничем, кроме наличия в нем двух непонятных контейнеров.

Запустив внутрь на подмогу пару Бобов, специально на такой случай дополнительно продезинфицированных, она вернулась к капитану, чтобы попросить помощи. Ей зачем-то понадобился Диего.

Нарядившись в изолированные спецкостюмы, главный врач экспедиции и капеллан отправились будить спящую красавицу.

Результата с трепетом ожидали не только земляне. Дерк немедленно доложил императору о находке, и теперь дворец гудел от эмоций: «Вернется ли к жизни найденная наследница?». Но несмотря на масштаб события, все понимали: два землянина делают все возможное, чтобы спасти жизнь принцессы/

Наконец, через несколько часов, показавшихся Стефану вечностью, замок на двери шлюза щелкнул, открываясь. Влад, уже прошедший все процедуры, поспешил навстречу жене и вовремя успел подхватить ее, оседающую от изнеможения на пол.

- Получилось, - выдохнула она. – Девушка жива.

Диего Диас падать от переутомления не спешил. Аккуратно заперев дверь бокса, он повернулся к поспешившему навстречу Стефану:

- Туда пока нельзя, она спит. – и, в ответ на молчаливый вопрос Еана, отрицательно покачал головой: - Во втором контейнере пусто.

Посчитав, что сообщил все, что нужно, он медленно снял с себя спецкостюм и, шатаясь от усталости, отправился в свою каюту.

«Спит…» - слово вертелась в голове, и Стефан не мог бы сказать с уверенностью, чье оно, его или – Еана.

Он боялся признаться самому себе, а уж тем более другу, что страшится встречи с женщиной, снившейся ему каждую ночь. А если все это видения – всего лишь сны? А вдруг, вообще, Алита снилась не ему, а Еану? А что, если он, самый простой земной парень, вовсе не понравится избалованной и изнеженной принцессе? И как, вообще, она – наследница императора – согласится, чтобы он командовал кораблем?

Черт! Мысли роились и не давали уснуть.

Вдруг он осознал, что не ощущает привычного присутствия инопланетянина. «Скотина, - Стефана охватил жгучий стыд, - у друга между прочим, тело-то так и не нашлось, а ты тут из-за девчонки переживаешь». В раскаянии он заметался по закоулкам сознания, пытаясь отыскать товарища.

- Да здесь я, здесь, никуда не пропал, - немедленно отозвался тот.

- Как ты?

- Да, непонятно как. Конечно, за Алиту очень рад, не сомневайся. Но, если по-честному, я очень рассчитывал найти свое тело. А вот как получилось… И, главное, оно там точно было, я же чувствовал!

Стефан вспомнил, как друг тащил их сюда, ни на долю градуса не отклоняясь от курса.

- Конечно, чувствовал, я же помню. Значит, его просто куда-то увезли. Найдем, непременно. Может, Алита что-то расскажет.

Оставалось дождаться утра.

Алита оказалась совершенно не такой, как представлялась Стефану.

Нет, не так!

Она была в точности такой, как на портрете и в то же время совершенно иной! Высокий рост, высокие скулы, гордо поднятый подбородок, копна густых тяжелых волос, разметавшихся по плечам – в ней билась жизнь, много жизни и много власти.

Вздох восхищения прокатился по рядам высыпавшей в коридор команды.

- Приветствую вас, Капитан.

Девушка безошибочно распознала в нем лидера и, сложив руки перед грудью, склонила голову в поклоне, чем-то похожем на восточное приветствие.

- Добро пожаловать на борт, принцесса Алита.

Стефан изо всех сил старался не показать замешательства, но, кажется, получалось плохо. Попытка одновременно молодцевато щелкнуть каблуками и протянуть руку для приветствия выглядела странной даже для него. Однако Алита, если и заметила что-то, то виду не подала, и ее рука протянулась навстречу с почти невидимой глазу задержкой. Рукопожатие получилось почти по-мужски крепким, Стефан даже удивился, что ладонь принцессы вовсе не настолько изнеженна, как ему представлялось.

- Если вы достаточно отдохнули, то прошу вас, - приглашающим жестом подняв руку, он указал направление.

Они прошли в рубку, где с экрана уже смотрели взволнованные лица Верховного Лорда и леди Теоры.

- Мама, папа, - девушка заметила родных прямо с порога и бросилась навстречу.

Однако, едва он попытался закрыть дверь, чтобы не мешать нежной встрече, девушка запротестовала.

- Нет, нет, вы не должны уходить.

- Капитан, - голос императора даже с экрана звучал властно. – Я благодарю вас за спасение моей дочери леди Алиты рю дэ Гилет от своего имени, от имени своей супруги, а также от имени всех жителей империи. То, что вы сделали, навсегда останется в памяти нашей семьи и нашего народа.

Императорская чета благодарила его, а он стоял, не зная, куда деваться от смущения.

Пред тем как уйти, император еще раз обратился к Стефану:

- Капитан, на вашем корабле, конечно, найдется место для пассажира. Но я уверен, что опыт Алиты будет полезен вам в вашей нелегкой миссии. Если возможно, прошу вас включить ее в команду.

Воля Верховного Лорда, даже выраженная в виде просьбы, - это приказ. С появлением на корабле принцессы иерархия не изменилась. Остальное – в его руках.

Наконец на экране появился старый знакомец Дерк и Стефан выдохнул с облегчением. Теперь нежности закончатся и начнется настоящее дело.