Мастерская

Мальчишество

Мальчишество

Лет несколько назад покупала я на рижском Центральном рынке фрукты. Не помню уж, по какому случаю, но нужен был мне аж целый ящик абрикосов – почти 12 кг. Тяжеленькая ноша, а главное – неудобная. Ящик, как-никак, дальний родственник знаменитого «чемодана без ручки», нести – точно тяжело.

Все-таки сервис у нас в Риге, даже в, казалось бы, далеко не гламурном и престижном «бутике», каким является Центральный рынок, на должном уровне. Ибо, заметив мои мучительные попытки хоть как-то ухватить да поднять неудобную тару, чтобы дотащить ее к машине, «выписала» хозяйка ларька мне «со склада» молодого парнишку лет 16. Видно, подрабатывал он там летом.

Ну, это только по возрасту был он «парнишкой». А по росту - так добрых метр восемьдесят пять. Нечто худое и длинное, уходящее куда-то ввысь, с соответствующего размера ножищами и ручищами, которым ничего не стоило шутя прихватить этот ящичек, прктически и не напрягаясь.

Но рост, еще не значит – зрелость. Ума-то было ровно столько, сколько и полагается в этом возрасте. То есть – гормонов-то уже голова вся, под завязку полна, «брутальность» так и прет, а вот для остального, то есть собственно для ума – места-то и маловато, как будто бы, осталось.

 И вот, с «высоты» своего положения решил парнишечка меня – не высокую, не стройную и далеко не спортивную – подколоть. Еще бы! Деваться-то мне, по его, мальчишеской логике, некуда – ящик-то у него, значит он тут и «главный». Чего бы над «тетенькой» и не поглумиться-то!

И вот начинается «умничание». – А что вы сделаете, если я сейчас с ящиком убегу? – А если я сам, без ящика убегу, то что вы делать будете? – Вы же меня не догоните! – И ящик сами не поднимете! – А вот что вы делать будете?

Вопросы, понятное дело, интереснейшие и животрепещущие. Его действительно на полном серьезе занимает вопрос, как же именно я буду выкручиваться. И невдомек пецану, что в мои планы абсолютно не входит ни на секундочку даже оказываться в таком положении, чтобы «что-то делать» с возможной глупостью. Стало быть, я и оказаться в таком положении не должна.

И волноваться мне, в общем-то нечего. Поэтому у нас развивается совершенно неожиданный для парнишки диалог:

-          А ты не бросишь. И - не убежишь, - говорю я.

-          Это почему же? – отстаивает свою самостоятельность молодой человек.

-          Да потому, что ты – хороший!

-          ...

Буквально, немая сцена. Парнишка встал, как вкопанный, со всем ящиком, и уставился на меня во все глаза. Пришлось подождать, пока к нему речь вернется.

-          А вы и вправду так думаете?

-          Конечно! Посмотри, ты – большой и сильный, ты можешь мне помочь и ты делаешь это.  Ты действительно хороший!

Я не ожидала такой реакции. Парнишка какое-то время молчал, но что-то же происходило в его большой, но пока неопытной голове. Потому что, подумав, он сказал:

- Знаете, никто никогда не говорил мне, что я – хороший... Я не знал этого...

Сказать, что мальчишка преобразился, значит – ничего не сказать. Он готов был тащить этот ящик хоть на край света, если бы надо было, он, уверена, готов был бы тащить и меня. Все, что угодно для человека, сказавшего ему правду.

Правду о том, что он – хороший!